Фонд АДРА объявляет срочный сбор Семье Савиных

фото Фонд АДРА объявляет срочный сбор Семье Савиных

Тамару Савину и ее мужа Альфреда знают не только в Глуске, но и во всей стране. Больше 15 лет пара воспитывает приемных детей в агрогородке Заелица в детском доме семейного типа. В 2018-м Тамара Ивановна стала женщиной года Беларуси. Вчера в десять вечера Тамара Ивановна умерла. По словам дочки, у нее был положительный анализ на коронавирус. COVID-19 подтвердился также у Альфреда Федоровича и у одной из дочерей. Остальных детей, по словам дочки, никто не тестировал.

Тамаре Ивановне было 54 года. В прошлый понедельник она почувствовала себя плохо.

— Она подумала, что простыла, — рассказывает Елена. — В среду мы ее заставили съездить на снимок в Глуск. Настояли на том, чтобы вызывать скорую, потому что побоялись пускать ее за руль. Скорая ее госпитализировала, сделали снимок, но расшифровали только на следующий день, в четверг. Вот такая «великая» больница.

Дочка говорит, что в четверг Тамаре Ивановне стало хуже. Женщину положили в реанимацию.

— Ее подключили к «влажному кислороду», — рассказывает Елена. — Я созванивалась с врачами неоднократно. Они говорили, что все хорошо, анализы у нее хорошие. Последний раз мама звонила из реанимации в субботу, она тяжело дышала. Сатурацию ей измеряли, у нее было 83% на тот момент. В воскресенье я набрала врачам уже сама. Меня уверили, что с ней все хорошо, все в норме. Сатурация 99%, анализы замечательные. Говорили, что думают о ее переводе в отделение. А в десять вечера она умерла... Нам сказали, что тест у мамы отрицательный. Но оказалось, что в отдел образования пришел положительный результат...

До этого в четверг Елена ругалась с заведующим Глусской поликлиникой. Говорит, очень сильно и на повышенных тонах.

— Тест на коронавирус взяли только у папы (ему 67 лет) и у старшей воспитанницы, потому что они плохо себя чувствовали. В пятницу с утра пришли положительные результаты, — объясняет Елена. — В пятницу с утра с ними ничего не делали. Ни санобработки, ничего. Ни у кого из остальных детей анализ не взяли. Дети тоже все плохо себя чувствуют. После того, как я начала орать, детей все-таки начали вывозить из дома в больницу в Глуск. Я настояла, чтобы их в больницу забрали. Папу и сестру я записала на КТ в Бобруйск на понедельник на 8 утра, так как КТ в Глуске нет. Но "скорая" отказалась везти папу из Глуска в Бобруйск. Но в итоге после скандала они отвезли. Томография показала двустороннюю полисегментарную пневмонию.

— И их сейчас везут назад в Глуск. Я не могу их отбить! — рыдает Елена по телефону и параллельно кому-то кричит: — Мы не поедем в Глуск, у меня там мама умерла, вы хотите, чтобы и отец умер! Мы звонили на горячую линию Минздрава, туда не дозвониться! Помогите же нам вылечить отца и детей!

Написать комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечени символом *